June 1st, 2010

Огонь

Бородинское поле


Вчера с друзьями ездили на Бородинское поле. Увиденная картина мест былых баталий поразила своей масштабностью. В данном случае я не согласен с фразой, что «большое видится на расстоянии». Много раз читал о Бородинском сражении, но как-то прочитанное за душу не брало. На рациональном уровне понимал и значение битвы, и многое остальное, но все это было очень далеко.

 

 


Первое удивление – это размер Бородинского поля, само «поле» в ширину оказалось километров двадцать, если не больше. На поле множество курганов, каждый курган – это естественная крепость. Курганы, я должен отметить, достаточно высокие. Для обороны, надо думать, место Кутузов подобрал действительно удачное.   


Вообще в этой битве все было великим. Сражались две великие армии, два великих полководца, два великих народа. С двумя народами, я конечно, погорячился, поскольку армия Наполеона говорила на двадцати языках. Фактически Россия воевала против большей части Европы. Не обошлось сражение и без «помощи» братьев-славян поляков. Пятый пехотный корпус герцогства Варшавского под руководством князя Понятовского отличился в бою на французской стороне.




Я думаю, что нет смысла пересказывать произошедшее во время боя, все и так прекрасно знают, чем закончилась битва. Отметил для себя несколько символов, которые открылись мне с высоты редута Раевского.  



 


 

Наш левый фланг был гораздо слабее правого, где располагался штаб Кутузова, немудрено, что Наполеон основной удар нанес по самому слабому месту: гений войны – это гений войны. Тем больше раскрывается содержание русского героизма, когда русский солдат, имея откровенную слабость в своих позициях, своею грудью (без преувеличения) остановил наступление вражеских войск.   Только там начинаешь понимать, что Бородинская битва – это тысячи безымянных подвигов.




 

С формальной точки зрения Наполеон в битве под Бородино одержал победу – это исторический факт, с которым трудно не согласиться. С другой стороны, Русская Армия отступила со своим оружием, не оставив трофеев победителям. Если учесть, что Россия воевала практически со всей Европой, то отступление можно воспринимать не как формальное поражение, а как технический тайм-аут. Есть русская пословица: «Гром не грянет, мужик не перекреститься». Бородинская битва – это настоящий гром, когда русский мужик по-настоящему перекрестился. Много раз крестился, тому есть множество свидетельств. Перекрестился и уже 31 марта 1814 года русские войска с Божьей помощью маршировали по Парижу. Разве это не Чудо? Разве мог, например, Барклай де Толи летом 1812 году мечтать о взятии Парижа? Нет, я утверждаю, не мог. Но это произошло - это тоже исторический факт - и первыми в город (Париж) вошли именно те, кто был лишен в Бородинском сражении каких-либо наград. Разве данный факт не символичен?






 

О жертвенности русского народа. Когда иностранцу объясняешь, что на территории России законы логики не распространяются -  можно заметить легкую улыбку иностранца. В понимании европейца законы разума универсальны, а значит, торжество логики распространяется на весь универсум. Но это Наполеон действовал по законам военной науки: ударить в слабый фланг, опрокинуть центр, зайти с тылу. – С такой логикой Наполеон покорил множество стран, но не с Россию. Россия – мистическая страна. Бородино – это крупное жертвоприношение России, не первое и не последнее. Это Наполеон воевал с Россией, а Русь воевала с самим дьяволом в лице Наполеона. И дьявол этот был под Бородино разбит, разбит начисто. У кого имеются сомнения, того приглашаю в Спасо-Бородинский монастырь, где верные жены павших в бою верных сынов Отечества основали обитель добра и светлой памяти. Памяти, которая выше всего мирского. Памяти, которая выражала естественные чувства любви русских женщин к своим мужьям, сыновьям, детям, жизнь которых безвременно было отнята во имя победы чего-то великого.